kub-kom (kub_kom) wrote,
kub-kom
kub_kom

ПРО США - что за дивный зверь? AEGIS. Часть III (Противоракеты и пусковые установки)

Это эмблема второго стрельбового испытания противоракеты SM-3 Block IIA, получившего название "Звездный кирин"

А теперь немного о перехватчиках.
Противоракеты линейки Standard - об этих изделиях небезызвестной компании Raytheon можно писать и писать, и каждое достойно отдельного поста. В плане рассматриваемой темы ПРО интересны, прежде всего, все модификации противоракет RIM-161 Standard Missile-3 и противоракета RIM-174A Standard Missile-6 как линии развития более ранней ЗУР Standard Missile-2 Block IV.

Три корпуса ракет семейства Standard, как мы видим, внешне очень похожи. Спасибо китайским товарищам за эту удобную картинку. Они очень тщательно изучают американскую ПРО по открытым источникам. Сокращения на картинке: AAW - AntiAir Warfare - ПВО. ER - Extended Range - увеличенная дальность, Advanced IAMD - Advanced Integrated Air and Missile Defense - улучшенная интегрированная ПВО-ПРО, BMD - Ballistic Missile Defense - ПРО

Итак, противоракеты SM-3 разрабатывались специально для взаимодействия с МСУО Aegis и решения задач региональной/объектовой ПРО, а именно для перехвата боевых блоков баллистических ракет малой и средней дальности на приличных высотах и расстояниях. Далее им навязали и роль перехватчиков МБР (при ограниченном ударе, конечно же).

Данными противоракетами оснащаются только и исключительно крейсера и эсминцы с системой Aegis (ну, и с недавних пор еще наземные комплексы Aegis Ashore, но это отдельная интересная история).

Итак, первая ПР RIM-161 SM-3 block IA была разработана на основе твердотопливной ЗУР RIM-156A SM-2ER Block IV и поступила на вооружение ВМС США в 2011 году. Кстати, обе данные ПР еще в строю и не только в ВМС США, но и у союзников.

Собственно, чем отличаются эти изделия (см. Таблицу).
Главное, что получила SM-3 IA это еще одну твердотопливную маршевую ступень, за счет чего увеличилась ее скорость, дальность и высотный потолок (что позволяет обеспечить перехват вне атмосферы), и принципиально новую легкую боевую часть кинетического действия KW (Kinetic Warhead) с собственной твердотопливной двухимпульсной двигательной установкой SDACS (Solid Divert Attitude Control System) и одноцветной тепловизионной головкой самонаведения.

Данная БЧ (ее номенклатурное обозначение Mk 142) это вообще отдельное произведение искусства, о котором, к сожалению, не так много известно. Масса данного устройства составляет 23 кг. О старой головке самонаведения (которая у мод. IA) известно, что сенсор с матрицей в фокальной плоскости размером 256 x 256 на основе теллурида кадмия-ртути работает в длинноволновом диапазоне и "видит" на дальность до 300 км.

Рисунок БЧ с сайта компании-производителя Raytheon

Именно данной БЧ, правда, с существенными корректировками (были подготовлены три ПР специальной модификации под это задание), в феврале 2008 года американцы сбили свой вышедший из строя спутник на высоте 247 км.
Это фото БЧ для SM-3 нашел на одном американском военном форуме. Говорят, что оно сделано во время Парижского авиасалона в Ле-Бурже 2013 года. Очень уж красивая фотка

А вот схематическое изображение БЧ SM-3 c сайта компании-производителя. Конечно, никто не потрудился подписать модификацию данного устройства

Новая модификация SM-3 Block IB, в 2015 году наконец-то запущенная в серию после долгих мучений со сбоями в третьей ступени, получила уже двухдиапазонную инфракрасную ГСН, более мощную двигательную установку TDACS (Throttleable Divert Attitude Control System) для кинетической БЧ, усовершенствованный процессор обработки сигналов и улучшенные средства распознавания целей. Ею на первом этапе должен оснащаться и наземный комплекс Aegis Ashore в Румынии.

Сравнительное изображение ПР SM-3 IA и SM-3 IB. Зелеными буквами у ПР SM-3 IB обозначены усовершенствованные агрегаты: кинетическая БЧ и система наведения
О новой разрабатывающейся модификации SM-3 Block IIA пока известно мало. Программа разработки данной ПР была открыта еще в 2006 году совместно с японцами  (Mitsubishi Heavy Industries). Главная идея состояла в том, чтобы расширить общий для SM-2 и SM-3 корпус c 34 до 53 см, то есть сравнять по толщине маршевые ступени с первой разгонной, и, таким образом, добиться увеличения скорости и дальности полета ПР. Еще, как всегда, планируется улучшить двигатель и сенсоры БЧ для более эффективного маневрирования и распознавания целей.

Эволюция модификаций SM-3. На этой картинке приводятся данные о том, что БЧ SM-3 IIA будет оснащена новым сенсором с матрицей в фокальной плоскости 512 х 512, а также улучшенным процессором обработки сигналов для повышения качества селекции целей, встроенной системой самодиагностики. Можно будет подгружать дополнительное ПО и встраивать доп. программно-аппаратные средства. А корпус станет легче, по некоторым непроверенным данным настолько, что ракета, несмотря на дополнительный объем топлива в расширенной маршевой ступени, похудеет даже по сравнению с предыдущими модификациями SM-3 IA/IB.
Долго этот проект буксовал и реализовывался только в виде красивых рисунков. Но в последние годы разработчики ускорились, и по последним данным ракета уже два раза успешно взлетела в ходе первых реальных испытаний 6 июня и 8 декабря 2015 года.




И на следующий же день после второго испытания 9 декабря 2015 г. Raytheon получает контракт стоимостью 543 млн долл на производство и поставки данных ПР.  На эти деньги планируется поставить до 17 ПР. Это получается почти 32 млн за штуку! А обещали, что будет не больше 24 млн. И это без контейнеров для пусковых установок Mk 41, которые обычно идут в комплекте.
Вот противоракета SM-3 IIA уже в железе. Фото с сайта компании-производителя
Уж не знаю, когда они ее доведут до ума. Судя по скорости подписания контракта на производство, испытания прошли суперуспешно. Хотя по опыту реализаций программ SM-3 IA/IB даже сами американцы понимают, что проблемы и неожиданные ситуации могут быть еще впереди.

Тем более, разработчики пообещали, что практически все компоненты SM-3 IIA станут оригинальными изделиями, отличными от других модификаций семейства SM-3. Между тем, по официальному графику Агентства ПРО данная ракета должна быть развернута в составе комплекса Aegis Ashore в Польше уже в 2018 году. Посмотрим.

Еще одна интересная ракетка, которую хочется вкратце рассмотреть в рамках данной статьи, это RIM-174A Standard Missile-6 (SM-6) - наследница и логическое продолжение ЗУР SM-2 Block IV. Тем более, что ее заявляют не только как новую ЗУР для корабельной/объектовой ПВО, но и специально модифицированную версию SM-6 Dual 1 планируют использовать для перехвата боевых блоков БР на конечном участке траектории, а это уже функционал ПРО.
Макеты ЗУР SM-6 (в положении стоя) и ПР SM-3 IA или IB. Очень похожи эти ракеты, но у SM-6 нет второй маршевой ступени, соответственно, нет двух пар неподвижных стабилизаторов на корпусе и другой носовой обтекатель, так как другая БЧ
Так вот. Программа разработки данной ЗУР была открыта в 2004 году с подписания контракта с Raytheon стоимостью 400 с лишним млн американских долларов. Сначала проект был запущен как SM-5, потом его перезапустили как SM-6. А с 2015 года SM-6 Block I уже сертифицирована для серийного производства.
Новенькая ЗУР SM-6 на заводе-изготовителе
Новая ЗУР по замыслу разработчиков должна поражать беспилотники и авиацию противника всех видов, а также крылатые ракеты, в особенности, сверхзвуковые противокорабельные КР, летящие на предельно малой высоте. Кроме того, планируется, что при полной информационной поддержке ЗУР будет поражать аэродинамические и баллистические цели за пределами прямой видимости и над морем, и над сушей.

Первая модификация ЗУР SM-6 Block I создана на базе корпуса и двигательной  установки ЗУР SM-2 Block IVA. А от ракеты "воздух-воздух" AIM-120 AMRAAM ЗУР SM-6 получила двухрежимную ГСН (с возможностью активного и полуактивного самонаведения), которая, как говорят, значительно лучше и точнее полуактивной ГСН ЗУР SM-2. Интересная деталь - по заявлению разработчиков, ЗУР SM-6 может оснащаться как осколочно-фугасной, так и кинетической БЧ. Наверное, эта особенность как раз относится к модификации Dual 1.
Вроде бы на первый взгляд ракетка ничем особо не выделяется, но разработчики уверяют, что зато у нее хороший ресурс модернизации. Она показала неплохие результаты в ходе испытаний (хотя и были проблемы с расслаиванием обшивки), а весь спектр ее возможностей можно будет реализовать с МСУО Aegis новейшей модификации Baseline 9. При этом, по последним данным, в 2016 году собираются испытывать доработанную версию SM-6 Block IA.
На данном слайде из официальной презентации Агентства ПРО США указаны агрегаты, уникальные для SM-2 Block IV (обозначенные зелеными буквами) и SM-6 (фиолетовыми буквами). Указано, что помимо ГСН в SM-6 также технические изменения внесены в  боевую часть, в блок питания и телеметрический отсек
А в Raytheon летом прошлого года похвастались, что ЗУР SM-6 успешно осуществила перехват цели, имитирующей сверхзвуковую КР средней дальности.  Причем перехват осуществлялся "за горизонтом" с задействованием программы NIFC-CA (Naval Integrated Fire Control – Counter Air), объединяющей корабельные датчики и датчики воздушного базирования в единую информационную сеть.

То есть перехват "за горизонтом" в данном случае понимается как перехват, в ходе которого ЗУР наводилась на цель по данным, принятым с удаленных источников (будь то другие корабли или воздушные радары на аэростатах, самолетах или беспилотниках).

Кстати, летом же 2015-го и перехват тактической БР на конечном участке с помощью SM-6 Dual 1 тоже уже был успешно опробован.  Не знаю, может, и хвастают наши "заклятые партнеры", но если испытания проводились без мухлежа (как они иногда это любят), то ракета хорошая. Я не изучал подробно наши возможности, но по некоторым косвенным признакам, в плане создания таких дальнобойных ЗУР мы отстаем.

И наконец, установки вертикального пуска Mk 41 производства Lockheed Martin различных модификаций и типоразмеров. Ну, тут вообще все скучно. Системы это старые, проверенные временем (разработка Lockheed Martin 70-х годов). Американцы их обкатали, любят и пока не собираются отказываться в пользу чего-то принципиально нового. Время от времени  проводят какие-то программы модернизации данных ПУ, но ничего существенно не меняют.
Три типоразмера модулей Mk 41. Фото с сайта компании-производителя

Действительно, несмотря на некоторые неприятные особенности данных вертикальных ПУ (типа "горячего запуска"), все же они показали себя как надежные системы в мирное время и против слабых противников.
Упрощенное изображение строения и схемы работы ПУ Mk 41
Приятно в них то, что они обеспечивают и загрузку (при шторме не выше 3 баллов), и хранение, и подготовку к запуску, и запуск ракет. А после крайней модернизации контейнеров All-up-Round можно будет диагностировать ракету для ежегодной сертификации, не вытаскивая ее из ПУ. Кроме того, контейнеры могут  использоваться повторно после незначительного ремонта и выдерживают до 8 запусков.
Контейнер и вот такое встроенное загрузочное устройство, сворачивается клубочком и прячется под палубой, занимает три ячейки одного из модулей Mk 41 ( на эсминцах "Арли Бёрк" начиная с 79-го корабля в серии не используются, поэтому там на 6 шт. больше ячеек под ракеты)
Еще они достаточно компактные, модульные (есть несколько типоразмеров под разные суда), энергоэффективные (20 кВт), скорострельные (ракета в секунду) и позволяют хранить приличный боезапас (максимальное кол-во ракет разных типов 122). Боевой расчет, обслуживающий ПУ на корабле - 10 человек. 

ПУ Mk 41 (самого крупного типоразмера Strike-Length) совместимы со всей номенклатурой ракетного вооружения, которое обычно используют крейсеры/эсминцы США и Японии. Естественно, под них специально подгоняют размеры новых разрабатываемых ракет (той же ПР SM-3 IIA).

На крейсерах проекта "Тикондерога" располагаются две ПУ Mk 41 типоразмера Strike-Length - одна на носу, другая на корме. Каждая состоит из 8 модулей по 8 ячеек, из них 3 ячейки занимает погрузочное устройство. Получается по 61 ячейке с ракетами в каждой ПУ, всего 122 ракето-места на один крейсер.
Американский ракетный крейсер проекта "Тикондерога" CG-57 USS Lake Champlain с ПУ Mk 41 на носу и корме
Эсминцы проекта "Арли Бёрк" также оснащаются двумя ПУ Mk 41 стандартного типоразмера Strike-Length. Одна ПУ из 4 модулей (29 ракето-мест + погрузочное устройство) на носу, и другая ПУ из 8 модулей (61 ракето-место + погрузчик) на корме корабля.

Примерный типовой боекомплект (то есть то, что должны загружать в ПУ, когда корабль выходит на рядовую миссию)
К сожалению, не удалось найти данных о соотношении ЗУР SM-2, SM-6 и SM-3. Всего их вместе может быть вот такое (как указано в таблице) количество единиц. Но ясно, что больше всего загружается ЗУР SM-2, просто потому что их уже произведено больше. SM-6 только недавно начали производить, и количество развернутых единиц в ВМС США еще не велико.

А ПР SM-3 это вообще особый вид вооружений. Ставятся они только на корабли с системой ПРО Aegis. Таких кораблей на 2015 год в оперативном развертывании 29, а ракет двух модификаций наштамповали где-то 165. Получается в среднем 5 ПР на корабль. С учетом регулярного отстрела ПР в испытаниях и того меньше.
В общем, о развертывании я подробно напишу в следующей статье. А сейчас еще немного про ПУ Mk 41.  

Большой популярностью данные ПУ пользуются у союзников. На свои корветы/фрегаты Mk 41 меньших типоразмеров (Tactical-Length, Self-Defence Launcher) ставят Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея, Германия, Испания, Нидерланды, Дания, Турция и даже Польша.

Вот такие ПУ. Я их тут очень кратко обрисовал, как мог, чтобы вписаться в формат обзора. Но хочу заметить, что система Mk 41, несмотря на кажущуюся простоту и компактность, на самом деле очень сложная, состоит из ряда подсистем управления, тестирования, запуска, вентиляции, со своими подводными камнями, в которых виноват тот же, так называемый, "горячий запуск", когда стартовая ступень ракеты срабатывает еще внутри контейнера ПУ. Это несет свои серьезные издержки, так как требуется образовавшиеся газы вывести безопасно для корабля, персонала и рядом стоящих ракет.
Система Mk 41 совсем не коробка с карандашами. При этом в Интернет-дискуссиях я встречал мнение, что мол можно эти ПУ засунуть в любой транспортный контейнер или замаскировать под него. Мне кажется, люди, которые так считают, данные ПУ просто не могут себе представить в целом, как систему, которая привязана к системам обеспечения определенного типа кораблей (системы управления, охлаждение, энергоустановки).

Нет, конечно же, теоретически можно слепить все, что угодно. Но кому это нужно? К тому же данные ПУ очень сильно себя демаскируют при запуске ракет буквально-таки столбом огня. И как такое чудо сохранить в тайне в нынешних условиях?

Запуск ПР SM-3 из ПУ Mk 41, рядом лучше не стоять
Кстати, единственный известный пример, где Mk 41 работают автономно от корабля, это Aegis Ashore - стационарный комплекс ПРО наземного базирования. И, если верить бюджетным документам МО США, там будет стоять один модуль Mk 41, то есть 8 пусковых контейнеров на 8 противоракет. Aegis Ashore планирую рассмотреть отдельно.

А в следующей статье кратко и содержательно хочу обрисовать еще один важный пункт - развертывание морского компонента системы ПРО Aegis (кол-во кораблей, с какими системами, сколько ПР и планы). После этого будет еще несколько статей, посвященных разбору ключевых испытаний, финансирования и союзников.



Tags: aegis, ПРО, США
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments